Белые камни Кипра


Cyprus

Дни текли спокойно и радостно. Утром — пустынный берег и собирание ракушек до полного изнеможения. Потом — бесконечно долгий сок под тростниковым навесом кафе «Санта-Барбара» (его назвали так в честь местной святой монахини Варвары). Ее келья находилась в скале — прямо напротив облюбованного нами местечка.
Днем мы готовили традиционный «летний» салат с козьим сыром, ели кашу «пури», а потом садились на мотороллер — и мотались на свою собственную экскурсию по окрестностям. За две недели мы побывали во всех ближайших монастырях и облазили все древние руины старого Лимасола и Колизеума. Вечера наши проходили еще более спокойно, чем дни — рисовали или, как ни странно, вязали.

Cyprus 1Cyprus 2Cyprus 3
Итак — мы предпочли настоящий отдых традиционным туристическим развлечениям.
Наше пребывание на Кипре совпало со Страстной неделей. Местные жители в религиозном экстазе готовились к празднику. В церквях — настоящее столпотворение: днем и ночью шли службы, а по радио постоянно передавали проповеди священников. Волею случая мы оказались в одном из важнейших центров православной культуры. Общее настроение передавалось и нам. Мы чувствовали, как погружаемся в воронку религиозных ритуалов.
Совершенно особенное чувство единения с миром. Но в какой-то момент все оборвалось. До отъезда в Москву оставалось совсем немного — и мы решили рвануть «на волю». В конце концов, мы — всего лишь московские девушки, привыкшие к светской жизни, а не коренные киприотки.

Cyprus 4

Cyprus 5

Cyprus 6
Из всех возможных развлечений ночной пикник у моря показался нам самым романтичным и неожиданным. Решено было провести его на Белых Камнях. Это такие огромные, обкатанные морем валуны известняка. Здоровенные каменные сугробы, искрящиеся под южным солнцем. Кажется, если ляжешь на них — погрузишься во что-то мягкое, вторящее очертаниям твоего тела словно подушка или надувной матрас. На деле же, конечно, лежать на них не так уж мягко, главное — выбрать правильную ямку или выступ по размеру той или иной части тела.
В поисках идеальной для своего тела формы мы полдня ползали на четвереньках по этим гигантским «обмылкам». И наконец найдя заветную ложбинку, слились с камнем, как с родной душой — и пролежали под солнцем несколько часов в забытьи. Какие-то сказочные раки-отшельники деловито пробегали мимо, волоча за собой замысловатые домики-ракушки. Как правило, тоже белые. Отчего не сразу было заметно, в чем дело — глаз просто удивлялся перемещению силуэтов из света и тени. И нам захотелось узнать, каким будет наш рай, когда солнце упадет за море. Мы дождались полнолуния — и отправились на заветный пикник.

Cyprus 7

Cyprus 8

Cyprus 9
Будто по мановению волшебной палочки, из синих долин кипрских сумерек возникли два лихих молодца, готовых составить нам компанию. Обоих звали Антонио. Старинные знакомые моей подруги гарантировали нам покой и защиту на нашем маленьком полночном торжестве.
Мы разожгли костер на ближайшем валуне. Антонио-младший привез с собой молодого осьминога, которого выловил утром на подводной охоте. Позже мы запекли чудовище на углях и ели его, потягивая красное вино прямо из бутылки. Взошла луна, огромная и лоснящаяся, как кусок топленого жира. Мир был огромным и таким простым. Он состоял лишь из округлых, белых, неподвижных форм и темных, живых стихий. Все наши городские проблемы и страсти казались атрибутами какой-то совсем другой сказки. Длинной и неинтересной. Я подумала о неподъемной тяжести проблем, от которых так легко удалось сбежать — хотя бы на время. Расчувствовалась и чуть не заплакала от злости на саму себя.
Я сделала очередной глоток вина из общей бутылки. Подошел Антонио-старший, присел рядом, отчего-то тоже печальный. Совершенно не хотелось ни о чем говорить. И когда он попробовал пожаловаться мне на какую-то невесту, сбежавшую от него буквально из-под венца, я вдруг засмеялась. Но сразу извинилась. «Это просто луна так действует, поверь мне, — утешала я его. — Только она может вызвать такую печаль. Ты должен радоваться, что твоя невеста сбежала. Зачем тебе нужна была бы ненадежная жена?».
Простой киприотский парень обиделся и спустился вниз к морю, к своим простым мыслям и простым делам и уже тлеющим углям. Они с другом разрезали осьминога на куски большим охотничьим ножом и разложили на железной решетке над углями. Вино закончилось, и из джипа достали бутылку «Джонни Уокер». Я сделала большой глоток и почувствовала, как тепло разливается у меня в животе. Во мне снова проснулся дух байронизма, и я ушла курить в одиночестве.

Cyprus 10

Cyprus 11

Cyprus 12

Море шумело у самых ног. Вокруг был целый мир, логичный до безобразия и удивительно полноценный. Море, ветер, полная луна и белые камни. Неужели здесь чего-то могло не хватать? Мне пришлось крепко задуматься, прежде чем осознать простую истину: здесь могло не хватать только любви. Такой же сказочной и полной. Никакой фальши и никаких компромиссов. Я подумала, что так не бывает — и порадовалась, что сейчас одна.
Вскоре подошли друзья. Я стушевалась и предложила первое, что пришло в голову, — искупаться. Антонио-проводник не на шутку испугался: «Сейчас темно, море мелкое. Ты или стукнешься о камень, или наступишь на морского ежа. Это очень больно, его иглы впиваются в тело, и достать их почти невозможно: они хрупкие и ломаются от любого прикосновения».
Тогда я нагнулась, чтобы просто умыться — и прибой утащил меня за собой на полметра, обдав соленой пеной. Полнолуние… Значит, прилив. Обрызганные с ног до головы, мы оттащили бивуак подальше от воды, обнаружив при этом, что мокрый известняк превратился в пасту типа гуаши. Наша одежда тут же сделалась белой. Мокрые, грязные и истерично счастливые, мы снова устроились у костра. Осьминог был уже готов, и каждому досталось по паре щупалец. Конечности с присосками на ощупь напоминали чурчхелу, а на вкус — курицу.

Cyprus 14
К середине ночи море расшумелось. В его голосе появились какие-то неприятные, угрожающие нотки. И мы поняли, что нам пора. Иногда наступает время, когда человек и природа не понимают друг друга. Близился «час волка и собаки». А может быть, море сердилось на нас за то, что мы съели его осьминога. Ветер посвежел, и алкоголь уже не согревал кровь, как раньше. Молча, не сговариваясь, мы покидали вещи на заднее сиденье джипа, легко запрыгнули сверху и… сбежали от Белых камней. Мы мчались так, словно кто-то гнался за нами. Но лишь круглая, самодовольная луна всю дорогу посмеивалась вдогонку: «Эх вы, люди!..»
Близился праздник Великого Воскресения — и я чувствовала, как наступало наконец примирение: моей «больной» головы — и природы, которую я разозлила.

Оставьте комментарий